Бордели под видом стриптиз-клубов: как я устраивалась «на работу» стриптизершой - Статьи - Стоп Откат - Взятки, откаты, рейдерство в Украине




Желающих встать к шесту в столице все больше... Если раньше обучиться «грязным танцам» можно было только в ночных клубах, то сегодня в столице действуют десятки школ стриптиза. Почему женщины потянулись к шесту и чем на самом деле зарабатывают на жизнь труженицы эротического танца?

СЕКРЕТ МОЛОДОСТИ

Набираю в Яндексе «школа стриптиза Москва», и вываливается... миллион страниц ссылок! Курсы, школы, индивидуальные уроки... Звоню по первому попавшемуся номеру.

- Месячный абонемент — 3600 рублей, — просвещают меня. — Записывайтесь заранее, у нас очередь!

На первую тренировку шла, как на Голгофу. Ожидала увидеть у шестов фотомоделей. Но нет, в зале обычные девчонки 20 — 25 лет.

Лена, основательница школы, в свои 35 выглядит лет на 10 моложе.

- Заметь, у профессиональных стриптизерш никаких тебе «апельсиновых корок» на ногах. Идеальные фигуры! — объясняет она.

Уже на первом занятии понимаю, почему. Это не стриптиз, а какая-то акробатика! Крутиться вокруг шеста невероятно трудно. Пот льет ручьем.

Шатаясь от усталости, выхожу в раздевалку. Там объявление: «Хотите танцевать в клубе, звоните по телефону (указан номер. — Прим. ред.) и говорите, что вы от Лены».

- Это чтобы девчонок обезопасить, — объясняет мне Ольга, самая продвинутая в нашей группе. — Если «от Лены», значит, танцевать пришла, а не другим местом зарабатывать. К ее ученицам и отношение другое.

Ольга два года ходит в эту школу, поэтому в отличие от всех нас легко висит на шесте вниз головой, раскинув руки, как крылья. Причем проделывает все это на 16-сантиметровых шпильках.

- В клубах я работать не хочу, да и не буду. Ходить сюда начала, чтобы стать привлекательнее для мужа. Пару раз ему станцевала — он на меня уже другими глазами смотрит, — делится она секретами счастливой семейной жизни.

Для себя, для мужа и для здоровья сюда, как выяснилось, приходит примерно половина девушек. Остальные мечтают танцевать на модных площадках — притягивать восхищенные взгляды и купюры поклонников. И непременно встретить либо щедрого спонсора, либо мужа-олигарха. А потому уже сегодня в Москве работают, по разным оценкам, от 5 до 10 тысяч стриптизерш.

ТАНЕЦ ОТ РИЧИ

Желающих встать к шесту в столице все больше

С танцовщицей эротического жанра Ричи, в народе Оксаной, меня познакомила подруга. Девушка согласилась рассказать, как живется стриптизершам.

- За 10 лет я разучилась верить в сказки. И если кто-то мне скажет, что ей подарили квартиру или машину за два удачных прыжка возле шеста, скажу сразу: пи...т, — заявила Ричи, когда мы сели за столик в кафе.

- А ты с клиентами ни-ни?

- Так мне и квартиры не дарят. 30 тысяч в месяц зарабатываю. Рублей, конечно.

Ричи — красивая брюнетка в розовой кепке и «натанцованной» за новогодние праздники норке.

«Привет. Сегодня я выполню твои самые заветные фантазии». — Она включает записанную на мобильник композицию. Ее собственный номер для танца наедине с клиентом. Мужики за соседними столиками даже жевать перестали, крутят головами, как флюгерами.

- Номер называется «Секс по телефону», — продолжает Ричи, не обращая на обалдевших мужиков никакого внимания. — Скажи же, прикольный. Фишка такая: танцуя, я как бы разговариваю по мобильнику, а на финише подхожу к клиенту вплотную и обламываю его: «На вашем счете недостаточно средств. Пи-пи-пи...» Но мало кто может оценить задумку. Что народу надо от стриптизерш? Секса! Зачем мужику платить 100 баксов за такой приватный танец, если за 200 ему другая что угодно сделает?

Ричи уверяет, что таких девушек, как она, зарабатывающих исключительно танцами, на всю Москву человек 50. Остальные (их тысячи) — пляшущие проститутки.

- Мы не работаем в каких-то конкретных клубах, — объясняет Оксана. — Просто катаемся по площадкам, иногда выступаем на частных вечеринках. Получаем от 2,5 тысячи рублей за 4-минутный номер, и по домам — к мужьям, детям.

И никакого секса.

- А хочешь, я тебя с та-а-аким человеком познакомлю? — хватается она за телефон. — Володя? Это Оксана-Ричи... Помнишь? Да, брюнетка... Щас приедем.

Наш корреспондент Даша Добрина на занятии в школе стриптиза. Раздеваться тут, к счастью, не надо, главное — гибкость и пластика. Фото: Леонид ВАЛЕЕВ

КАК Я ОКАЗАЛАСЬ НЕ ФЭШН

Бывший караоке-клуб на Тверской стремительно перекраивается в ночной клуб. На днях открытие.

- Как дела, Володя? — улыбается Ричи шагающему нам навстречу Владимиру Ватопецкому. Именно он открывал первые клубы Москвы. А сейчас запускает новое танцевальное шоу.

- Все меняется и все не меняется, — философски замечает Владимир. Оглядев меня, качает головой: — Нет, не фэшн. Нам только куклы нужны. От 170 см. Впрочем, у меня уже девочки есть...

Как говорит Владимир, стриптизерш он искал, гуляя по Красной Пресне.

- Подходил к девушкам и представлялся: «Здравствуйте, я Ватопецкий, патриарх русского стриптиза». Кто не умирал от страха или попранной чести, шел в шоу.

У Владимира в визитке написано: «Продавец воздуха, научно-фантастический персонаж». Этот имидж он добросовестно поддерживает.

- Мужик хочет попасть в сказку, — рассуждает «патриарх стриптиза». — Если девушка не глупая, она это понимает. Зарабатывает на настроении. Клиент больше тратит в зале, а не в приват-зоне.

- Владимир, а как в вашем клубе дела с интимом?

- Секс тебе и в автобусе предложить могут, — улыбается он. — Откажешься ты или согласишься — твое дело.

Ватопецкий охотно рассказывает «случаи из жизни». Один посетитель, мол, всем понравившимся стриптизершам «Мазды» дарил. Вроде скидки у него были на эту модель. Другой слона в клуб «Доллс» привел. Несговорчивая танцовщица такое условие выставила. Все ухмыльнулись: «Много ума не надо, когда зоопарк под боком». Мужик оскорбился: «Вы че? Я этого слона от проспекта Вернадского вел». Еще один эстет якобы две штуки баксов давал любой девушке, которая наизусть Гумилева расскажет. Только все Гумилева выучили, он на «Евгения Онегина» переключился...

Владимир рассказывает историю за историей, и я не знаю, верить ему или нет. Все-таки персонаж фантастический — сам признался.

Мне Ватопецкий посоветовал поискать клуб попроще. Где торгуют не только настроением.

ПРИЛИЧНЫЕ ДЕВУШКИ СИДЯТ НА ЧАЕ

Пора было переходить от теории к практике.

В известном ночном заведении, куда я пришла устраиваться «на работу», было малолюдно, как ранним утром в районной библиотеке.

- Раздевайся, у нас работают голышом, — коротко глянула на меня местный хореограф Лера.

Хорошо, что хоть танцевать не попросила. Последний раз я плясала на дискотеке лет 12 назад, а общественным местом, где меня видели ню, была больница.

Зажмурившись, снимаю одежду. Что чувствует девушка, фигуру которой рассматривают как товар? Бедра, грудь, ноги — всего лишь мясо, как на рынке.

- Шрам на животе надо забить татушкой, — скептически изучает меня хореограф, пока я кручусь, старательно принимая позы из классики эротического кино. Лера вздыхает, обреченно качает головой — в общем, безжалостно уничтожает мою самооценку.

- Ну нет так нет, — тянусь я к свитеру.

- Стой. Ты работать хочешь или как? — резко меняется моя наставница. — Если да, доказывай мне, что ты самая красивая.

- Это само собой, — говорю.

- С интимом работать будешь?

- Я девушка приличная, мне бы просто потанцевать.

- Тут все приличные. Но ты на танцах ничего не заработаешь. Консумации (раскручивание клиента на выпивку, с которой девушка имеет свой процент. — Прим. авт.) у нас нет. Твои деньги — только чай (купюры, которые клиенты суют стриптизерше после исполнения эротического танца. — Прим. авт.). Штука-две за ночь — максимум. Причем чай делишь с клубом пополам. А интим — легкие деньги. За ночь 8 тысяч твои, — выдает мне раскладку Лера.

После сведения баланса получалось, что ударницы эротического фронта будут сидеть на пустом чае, пока верх не возьмет «здравый смысл». С консумацией заработок был выше, но девочки быстро спивались.

- Я возьму тебя работать на третий уровень, — заключила Лера. — Пойдем покажу.

С СЕКСОМ НАПРЯЖЕНКА

Третий уровень располагался двумя лестничными пролетами выше. В небольшом зале длинноногая нимфа как раз скинула последний намек на одежду и подсела на колени к скучающему клиенту.

- Новенькая? — улыбнулась мне сидевшая на соседнем диванчике стриптизерша. — Я Моника, второй год тут работаю. Сюда Лера направляет девочек потолще, — объяснила она суть распределения. — Внизу на шесте самые красивые и молодые.

Вот свинство! Толстухой меня еще никто не называл...

Сама Моника загремела на третий уровень «по старости». Ей «аж» 24.

- Ты не бойся, — подбадривает она меня. — Сейчас не 90-е годы, «братков» нет, никто не беспредельничает. Да и сексом мы не так часто занимаемся с клиентами. Если раз пять за месяц получится — считай, повезло. Если реже — мало заработаешь.

Оказалось, в низких заработках виноват кризис. Раньше «увольнение» девушки на ночь стоило 17 тысяч рублей. Теперь — 26 тысяч (половина — клубу). Посетители хоть люди не бедные, но не спешат выкидывать деньги, когда есть сравнительно недорогие проститутки и сайты знакомств, где вообще бесплатно. Так что с сексом в стрип-клубах нынче напряженка. От смертной тоски девушки иногда даже становятся сентиментальными и влюбляются в посетителей.

- Я тут одного обхаживала. Красивущий, зараза. И так к нему, и сяк. И на скидки согласна, и на новогоднюю распродажу. Так и не дал, представляешь? — возмущается Моника.

- А постоянного парня здесь можно найти?

- Ха. Забудь! Никогда!

Мне объясняют, что клиенты не ходят к одной и той же девочке. Любят менять. В цене свежие лица. Как говорится, лучше лучшего — только новое.

- У нас в клубе много иностранцев, — инструктирует меня Моника. — С ними надо аккуратнее, они девчонок чаще всего бьют. Меня один отхлестал по щекам, когда я с ним отказалась идти. Его Саидом зовут. То ли из Ирака, то ли из Ирана.

Моника советует поменьше болтать и не отказываться от секса. И со временем у тебя заведутся...

- Хламидии? — перебиваю.

- Да нет, связи заведутся. А со связями ты всегда сможешь соскочить и начать нормальную жизнь.

У Моники, например, связи есть. Она же тут не просто так трусы снимала, а заодно выучилась, как сама выражается, «на шоу-бизнес».

- Еще я на журфак собираюсь, — добавила девушка. — У меня в институте знакомые...

За одно выступление танцовщицы получают от 2,5 тысячи рублей. Фото: Анатолий ЖДАНОВ

У НАС ВСЕ ПО ЛЮБВИ... К ДЕНЬГАМ

Следующее собеседование было назначено в клубе попроще, на окраине. Заведение так себе. Цены пониже, публика попроще: владельцы автомоек, хозяева ларьков.

Администраторша Марина с ходу принимает меня на работу. Не глядя. Я на чистом энтузиазме скидываю верхнюю одежду, втягиваю живот, пытаюсь хоть как-то продемонстрировать свою профпригодность. А она даже не смотрит.

- Заполните анкеты, — протягивает мне листы.

В одном я указываю свои паспортные данные, рост, вес. Цинично привираю с размером груди и талии, а также сочиняю биографию. И еще в письменной форме обязуюсь «не вступать в половые отношения на территории клуба с сотрудниками клуба и клиентами». Дата. Подпись. Не придерешься. Когда милиция ловит девочек во время секса с клиентом, администраторы клубов делают удивленное лицо и демонстрируют всю эту макулатуру. Мол, мы ни сном ни духом, это девушки сами превратили в бордель очаг культуры.

- А я танцевать совсем не умею! — сообщаю своей новой начальнице.

- Научим. Ты должна платить три тысячи в месяц за хореографа и стилиста, — отзывается та. — Костюмы и обувь тоже можешь брать у нас — 600 рублей в сутки.

Марина объясняет: моя работа будет заключаться в том, чтобы танцевать, — один танец стоит от 500 до 1500 рублей. Еще клиент может заказать эротический массаж за 2,5 тысячи. Правда, что именно тут понимают под эротическим массажем, администратор объяснить не смогла. Также я должна буду танцевать приват-танцы в VIP-зоне за 8000 рублей в час. Чай — полностью мой плюс процент от консумации.

- А я подписала бумагу, что сексом здесь заниматься не буду, — возмущаюсь. — А в VIP-зоне, насколько я знаю, как раз сексом и занимаются.

- Ну, мы не в курсе, чем ты там занимаешься. Может быть, просто сидишь и анекдоты рассказываешь, — отмахнулась Марина.

- А если мне клиент не понравится?

- У нас все добровольно, по любви, так сказать. Выходи завтра в восемь вечера. За опоздание на 15 минут у нас штрафуют на 600 рублей, за неявку — 6000 штрафа.

Кстати, система расчетов тут хитрая. Девушки вроде бы не отдают клубу долю, клиент рассчитывается с заведением лично. Например, платит за аренду приват-зоны. А если забирает девушку на ночь, стриптизерша не отстегивает администратору как сутенеру половину суммы, а платит неустойку за прогул. И в содержании притона администратора обвинить сложно.

ДВА ПРИХЛОПА, ТРИ ПРИВАТА

В клубе я знакомлюсь с двумя местными звездами — Аней и Викой. Аня — москвичка, 22 года.

- Не жалею, что пришла сюда, — убеждает меня она. — Образования нет, потому таких денег не срубить в другом месте. Ты, главное, моей ошибки не повторяй — близким не говори, что стриптизершей работаешь. Когда я маме призналась — она со мной разговаривать перестала.

Вика — из Ярославля. Она вляпалась в этот бизнес со всей провинциальной доверчивостью.

- Первое время не хотела спать с клиентами, — признается девушка. — Думала, растанцуюсь, знаменитой стану. А потом мне администратор говорит: штраф с тебя. Ты в месяц три привата обязана закрыть. А приват — это, по сути, секс с клиентом. Тебя тоже не предупредили?

Свобода выбора, которую обещала администратор Марина, таяла, как мираж. Оказалось, тут за все штраф. За мат и драки, за малую прибыль, которую приносишь клубу. Но сначала к каждой новенькой стараются найти подход.

- Девочек все равно уламывают спать с клиентами, — объясняют мне девушки. — Если у танцовщицы дешевая одежда, без конца повторяют, что нужен спонсор. Если простушка, рассказывают, как клиент по ней сохнет. Девчонка начинает верить, что мужик ее вот-вот в загс позовет. Согласится на интим, а клиент на нее потом ноль внимания. А кто переступил через себя раз — переступит еще...

Но все же основная масса танцовщиц иллюзий относительно своей трудовой деятельности не питают. Кстати, в этом клубе девочка на ночь стоит дешевле — 15 — 18 тысяч. Цену сбивать нельзя, а то коллеги по цеху, по их собственному выражению, мне «череп вскроют». Шпильку на туфле подпилят или битого стекла в пудреницу подсыплют — методы расправы с конкурентками незамысловаты и жестоки.

...До метро меня вез таксист Денис. Он при клубе 10 лет таксует.

- Ты, значит, теперь у нас?

- Ага, — соврала я. — У вас тут девочек не обижают?

- Да кому они нужны? Все это вранье, что паспорта у стриптизерш забирают и они тут как секс-рабыни вкалывают. Их хрен разгонишь, сами припали к кормушке намертво.

Танцевать в клубах я, конечно, не стала, и теперь за мной там, наверное, числится солидный штраф. Впрочем, долго мое место вряд ли будет пустовать. Желающих его занять в Москве достаточно. Слишком сильны в нас любовь к легким деньгам и вера в хеппи-энд.

ОФИЦИАЛЬНО

Алексей БАХРОМЕЕВ, начальник пресс-службы Управления уголовного розыска ГУВД Москвы:

«Наказание — до пяти лет»

- Мы ведем работу по борьбе с организаторами занятий проституцией в рамках законодательства. Эта деятельность подразумевает получение денег с девушек, которые оказывают сексуальные услуги. Мы проверяем в том числе и разные клубы. Каждую неделю удается задержать по два притоносодержателя, но на их место тут же приходят новые. Тем, кого удалось привлечь, грозит срок от 1 до 5 лет. Он может быть и условным, если данное преступление не было сопряжено с более тяжкими преступлениями, насильственными действиями, контрабандой, торговлей наркотиками.

ВОПРОС — РЕБРОМ

Можно ли прикрыть притоны?

Странное дело: ни для кого не секрет, чем зарабатывают девушки, оставшись наедине с клиентом. Почему же милиция не прикроет криминальный бизнес?

- Столичные притоны крышуются самими стражами порядка, — уверяет лидер профсоюза милиции Михаил Пашкин. — Рядовые сотрудники мне рассказывали, что ежемесячно каждая мелкая квартирная точка делает «откат» силовикам 8 — 10 тысяч долларов. Всего в Москве работают около 300 квартирных притонов, я уже молчу о ночных клубах. Мелкие точки «охраняют» участковые, более крупные заведения — чины повыше. Чем круче притон, чем больше звезд на плечах того, кто за ним стоит. Существует даже конкурентная борьба. Закрывают всегда ту точку, которую крышует чин пониже.

А вот в столичном ГУВД придерживаются иного мнения:

- У нас нет таких случаев, чтобы милиционер крышевал бордель. Давно была ситуация, когда на Тверской девушки стояли и сотрудники милиции им «покровительствовали». Но сейчас такого нет.

- Тогда почему притоны не закроют?

- Чтобы возбудить уголовное дело, нужна доказательная база — съемка процесса оказания секс-услуг. Но это вторжение в частную жизнь клиента. Да и девочки не признаются, что платят администратору. Если поступает информация, наши сотрудники берут в разработку заведение, начинают его проверять, идут туда как обычные гости, берут девочек, платят и уже потом привлекают администратора клуба. Но заведение продолжает свою работу, девочки остаются — меняется только администратор. В этом несовершенство нашего законодательства.

КОМПЕТЕНТНО

Александр МОГУЧИЙ, бизнесмен*:

Главную прибыль клубам приносят «дополнительные услуги» девушек

- Стриптиз-клубов в Москве много, но топовых — всего 6 — 7. В самом маленьком клубе могут работать 10 девушек, в большом — 100. Причем каждые три месяца происходит ротация кадров.

Чтобы стриптиз-клуб не обанкротился, его минимальная месячная прибыль должна превышать 50 тысяч долларов. Максимальная составляет 200 тысяч. Причем львиную долю этой цифры (приблизительно 80%) приносят «крейзи-меню», то есть приват-танцы, «увольнения» девушек на ночь, консумация. А доходы с бара и плата за вход едва покрывают расходы на рекламу, хореографов, костюмы.

Плохонькие клубы на окраинах столицы зарабатывают в основном за счет посещаемости, а крупные заведения в центре — за счет богатых клиентов, которые могут оставить за вечер 10 — 20 тысяч долларов.

Кстати, 80% стриптизерш приехали в Москву из регионов и бывших республик СНГ, 20% — москвички.

*Президент United Artist Center, основатель стриптиз-клубов «Каприз» и «Красная Шапочка».

Дарья Добрина, Москва, КП



Источник: “http://stopotkat.net/news/view/7675”

ТОП новости

Вход

Меню пользователя